Дмитрий Мурзин (murzind) wrote,
Дмитрий Мурзин
murzind

Category:

стихи 1994 года

#

Мы строим замки из любви.
Любовь струится между пальцев,
Веревки вить и улыбаться.
Храни меня, мой конвоир.

Мы строим замки из себя.
Фундамент я, ты будешь башней,
Архитектуры бесшабашней
Не видел свадебный обряд.

Мы строим замки из воды,
Которая в песок уходит.
Когда слеза, увы, не в моде,
Веди меня, мой поводырь.

Мы строим замки, как в кино,
Прогулки под луной и выше,
Где кто-то спит, а кто-то дышит,
Вези меня, мой проездной.

Мы строим замки на крови,
На молоке, на манной каше.
Я убегаю. Мне не страшно.
Не промахнись, мой конвоир.



#
Работники гусиного пера,
Так и живём: от тщательно до тщетно,
Рифмуя смерть, любовь, etc…
- Скажите ваше кредо?
- Перманентно.

Всё сказано: слова, слова, слова,
Рассыпьте и смешайте как попало:
«Какой светильник разума…» «Ать-два,
На месте…» «…сердце биться перестало»

На сумеречной, мрачной стороне,
Что так была чудна во время Оно…

Но никого не видимо в окне
Поплывшего в небытие вагона.

#

Деревья опали, но листья остались.
И осень заходит с тыла.
Счеты сводили. Но просчитались.
И на троих не хватило.

То ли любви. То ли водки с хлебом.
То ли расправы, ласки...
"Мама, пусти погулять по небу..."
"Сыночек, нельзя без каски..."

#

Уже пора летать без костылей.
Размер три четверти крыла не соблюдая.
И птичие сухое молоко,
Как поцелуй - хранить лишь на губах.

Уже пора - прикрыть глаза рукою,
И знаменитым отойти ко сну.
Надеясь, что проснешься неизвестным.
С тяжелой и похмельной головой.

Уже пора молчать на слове "верность",
И взгляд не отводить, не опускать,
Под верностью лишь верность понимая
И зная - не полюбишь - не предашь.

#

Сумерки крадутся по дворам...
Осень в решете приносит дождь.
И такая сладостная дрожь
По прошедшим летним вечерам.

Музыка звучит издалека -
Только та, что нравится и снится,
Только та, что освещает лица
И - не разгоняет облака.

Осень мне цветные крутит сны
На обычной простыне в горошек.
Хочется быть умным и хорошим
И не просыпаться до весны.

#

Я оступился в воды небосвода.
И вылепил скульптуру несвободы.
Я вылупился из-под одеяла,
И там одним поэтом меньше стало.
Я замолчал на явном превосходстве,
Не оцененном в нашем пароходстве.
Я усмехнулся невпопад и выше,
И слышал, как усталый книжник дышит,
Старательно, боясь не ошибиться
И загибает уголок страницы
Случившегося чистым быть листа.
Я чувствую опять озон костра,
И гарь грозы, и изумленья паперть...
И не интересуюсь, кем я заперт,
Когда и где не задаю вопрос.
Не интересно, видно не дорос,
До огонька слащавой папиросы
И задаю лишь детские вопросы.

#

Я снова вашей памятью навек
Клеймен, распластан в вечер листопада.
Под осень много ль человеку надо?
Да нужен ли под осень человек?

А дворник привязал себя к метле.
Он заново нетрезв от нашей встречи.
И листопад обнял его за плечи.
И видно - листопад навеселе.

Но слово "да" трудней иного слова.
И горек от костров осенних дым.
Вам стоит позабыть меня такого.
Вам стоит вспоминать меня иным.

#

Губы - к губам.
И язык не сдержать за зубами.
Видишь, и мне
На лицо повязали глаза.
Время идет,
И коса не находит на камень.
Время идет,
И опять торжествует коса.
Время пришло.
Мне набросили руки на плечи.
Медленно-медленно
Чтобы не сбросить их с плеч
Двигаюсь я
К неизменному времени встречи.
Места не знаю.
Но им можно и пренебречь.

#

Вероятность размазана пальцем по коже стекла.
И умножена после немного на невероятность.
На нестойкость, негибкость, неяркость, нечеткость, невнятность.
Выпаденье монеты ребром на поверхность стола

Не сулит ничего опрометчивым, выбравшим решку.
Еще меньше сулит торопливым, избравшим орла.
Даже если случится сейчас колебанье стола,
Есть надежда на то, что монета не рухнет поспешно.

#
Нас перестанут держать за детей.
Ветви крапивы потянуться к людям.
Мы, в рационе случайных смертей,
Станем единственным фирменным блюдом.

Кончится лето багряной листвой.
И покосится усталая сажень.
В райских воротах уснет часовой.
Тихо пройдем. И пароля не скажем.

#
Листья падают залпом
И в сердце моё
девять граммов листвы
опустилось.

#

Лето сыплет дождями. Из их горьких нитей
Ткач асфальт создаёт полотно ручейков.
Лето сыплет дождями и люки открытий
Заливает водой суета вечеров.

Солнце будет потом. Дождь смывает настойчиво
Голубые тона, с твоих, милая, глаз.
Солнце будет потом, а пока, неразборчиво
Пишет дождь на стекле грустный старый рассказ.

И, похоже, всегда, или только мне кажется,
Я себя торопил в отражении луж,
И, похоже, всегда, полинявшая бражница
К нам влетала в окно и садилась на плюш.
Tags: 1994, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments