Дмитрий Мурзин (murzind) wrote,
Дмитрий Мурзин
murzind

Сергей Самойленко

ЗИМНИЕ СКАЗКИ

1

После Покрова зима наступает на пятки
птицам, летящим воздушным путём без оглядки.
Снег по стопам листопада идёт не спеша,
как Ахиллес по следам черепашьего от шага.
Голая осень, не в силах укрыться от шаха,
пятится раком, и прячется в пятки душа.

В тёплые страны и мы навострили бы лыжи,
кабы не съели подшитые валенки мыши.
Улепетнуть не успеть, так давай зимовать
там, где не снилось и ракам, порежем на флаги
простыни цвета забывшей чернила бумаги,
не за понюшку сдавая последнюю пядь.

Капитулируя перед лицом ледостава,
речка ручается: стужа скора на расправу,
дело казённое споро вершит задарма.
Ох и хорош инструмент твой заплечный, хозяйка!
щеки румяня калёным железом клейма.

Зубом на зуб попадая едва на морозе,
разве что SOS сможем выстучать азбукой Морзе
да продышать пятачок сквозь орнаменты рам.
Крепче ключа замыкая кольцо изотермы,
холод в глазок надзирает порядок тюремный,
жизнь заковав в кандалы по рукам и ногам.

Самое время сдаваться, зимою в Сибири
вряд ли пойдёшь босяком хоть е2 - е4:
вьюга чуть свет выше крыши надует сугроб.
То-то работы для лома метлы и лопаты!
Дворник берёт инвентарь, подгоняемый матом,
с горя облезлый треух нахлобучив на лоб.

Перезимуем, поди, как медведи на льдине.
Знать не судьба коротать вечера при камине,
зябкие плечи закутывать в клетчатый плед.
Что ж, за глаза до весны хватит шахмат и книжек,
да и куда здесь податься - мы, чай не в Париже,
весь наш бомонд - за стеной малопьющий сосед.

Стало быть, стоит подумать о шапке-ушанке,
Дочке в чулане найти неготовые санки,
сердце оттаять, как небезызвестный рожок.
Сядем рядком - чем не те же снегирь и синица.
Ты мне довяжешь не свитер, так хоть рукавицы,
Я допишу не роман, так хоть этот стишок.

2

Зимняя ночь на краю Ойкумены в глухом
Богом забытом медвежьем за каждым углом
справа налево арабская вязь снегопада
только и света при музыке у камелька
к чаю Чайковский внакладку четыре куска
слишком лукава слащавая речь азиата

Сказочки Шахерезады язык без костей
ночь напролет что не ждали незваных гостей
сядешь с малиной на нарах вести тарыбары
сахар дефис рафинад не наколешь хохла
ухо на шухере сладкое слово халва
тьмутаракань за монголами сразу татары

У самовара фильтруя славянский базар
до Магадана в телячьих вагонах Макар
кожа да кости гоняет этапы галопом
вплоть до упора по тракту пардон не Арбат
в контурной карте Малевича черный квадрат
каменный уголь валютный оплот рудокопа

Через кулак и Медведиц считай в телескоп
с чепью на шее из ямы ну как протопоп
твердь ли в алмазах видать никогда Аввакуме
сделай за веру козу-дерезу и ужо
кто двоеперстием в небо а кто пальцем в жо
в трещину мира промежду рахат и лукума

Думая думу стучит по железу чугун
не подкачай бы Колчак не в почете Кучум
чуть за Урал никакая Европа в натуре
чем Чаадаев не шутит сойдешь тут с ума
опыт утопии лесоповал Колыма
то бишь глубокая рифма в угоду цензуре

Выколи глаз евразийская ночка темна
как Достоевский роман только шиворот на-
выворот Гоголь на моголь шинель наизнанку
выйдя из коей тотчас попадаешь в ощип
в лапы Морозова слова из песни ямщик
выкинешь чижика пил да гулял не Фонтанка

Мором ли язву надуло в Петрово окно
после потопа хоть в прорубь а там все одно
камнем на дно Атлантида но выплывет Китеж
Русь прирастет языком к топору Ломонос
вся поцелуй меня в зад на морозе взасос
это и есть наша жизнь в переводе на идиш

Не протопить мертвый дом ледяную избу
в круге последнем не то что в хрустальном гробу
руки согреть чем за пазухой в месте причинном
в космосе стужа летает топор по дрова
но и из черной квадратной дыры Рождества
светит звезда отвечая запечным лучинам

3

Город, где мы от зимы получили по шапке,
вбитый по шляпку кайлом в захудалую шахту,
выглядит как мастерская ваятеля шахмат,
наштамповавшего впрок не на цвет и на вкус
тьму черно-белых ферзей, королей, офицеров,
звероподобных вождей, разрази их холера,
с горном и без будь готов горняков-пионеров,
как оловянных солдат не сумел Урфин Джюс.

Здесь, где мы жили дружнее, чем кошка с собакой,
дым алебастром клубится над крышей барака,
форму имея бугристого торса Геракла
или Шварцнеггера, тоже бугай еще тот,
рыло Горгоны не жутче ужимок мороза,
здесь и Назон от гангрены античного носа
не уберегся б, возьмись он за метаморфозы
ртути, по Цельсию бьющейся мордой об лед.

Здесь, где мы ждали условного рачьего свиста,
по гололедице не на коньках фигуристы
изображают подобия вальса и твиста
под гомерический гогот голодной шпаны,
вышедшей стаей размяться за ради гулянки,
предпочитающей шахматам гири и штанги,
в клетчатом драпе штанов (в ту же клетку с изнанки),
чья ширина соразмерна просторам страны.

Здесь, где не мрамор с гранитом, а каменный уголь
служит для изготовленья кумиров и пугал,
да механических неразговорчивых кукол,
в чьем лексиконе одно междометие “ух”,
здесь в обиходе все больше предлоги с глаголом
типа “пошел”, а как выйдешь из дома на холод,
в горле осиновый воздух становится колом
и вылетает на ветер в трубу русский дух.

От гуталина черны здесь и снежные бабы,
снеговики же тем паче сплошные арапы,
а изваянье медведя, сосущего лапу
есть как бы символ загадочной русской души,
ежели любо немного побыть Диогеном,
можно облапить какую из аборигенок
и схлопотать не ангину, а фейсом об стену,
хоть не коленом по яйцам, спасибо скажи.

Здесь, где и климат суров, и устои не шатки,
твердостью нравы тягаются с твердостью шанкра,
в мертвый сезон здесь весьма затруднительны шашни,
шавкам одним лишь сношенья процесс по плечу,
Зигфриду здесь отродясь верх не взять над Брунгильдой,
мужние жены, как рефрижератор, фригидны,
обрисовать их рельефы не хватит графита,
редкая стерпит бумага, и я промолчу.

Здесь пирамида - пигмей опосля террикона,
и ни одной Клеопатры, а Пигмалионы,
шаря мозолистой дланью по бюсту и лону,
лепят на ощупь в забоях своих Галатей,
тут-то и обледенеешь в обнимку с березой,
не убоявшись ни гриппа, ни трихомоноза,
тут-то и насморк закапает с гулькина носа,
будто сосулька на свальный шалман голубей.

Это - весна, до которой мы все же дожили,
хоть и тянула волынку, резину и жилы
остервеневшая стужа и саваны шила
нам для надгробия долгой иглой без ушка.
Оного сквозь мы ушли, ретируясь от мата,
из негативного Рима, обратной Эллады,
вон за пределы доски черно-белого ада,
буквою Г из цугцванга, - из города К.

4

Тема зимы - канитель затянувшая вьюга,
гимны бурана во имя Полярной звезды.
В трубах печного органа февральская фуга
ветра, гудящего пуще голодной дуды,
чуящей запах горячей домашней еды.
На квадратуру кривого небесного круга
взгляд в высоту округлившей глаза от испуга
колом в колодезном срубе застрявшей воды.

Через замочную скважину соло метели,
согнутой туже валторны в баранью дугу.
Щучий движок самоходной лежанки Емели,
хоть до Парижа езжай не хочу дураку.
Царство медвежьей берлоги на правом боку.
В окнах куржак завитков хохломы или гжели,
жар наготы из распахнутой настежь постели,
свет, обжигающий губы, о чем ни гугу.

В черном кругу невозможно заезженной долго
так не играющей скрежет алмазной иглы,
не по резьбе захрипевшая ария волка
или скрипящие угольной пылью битлы
в аранжировке поземки, считая углы,

под новогодней, в гирляндах, с иголочки елкой
вьющейся за хороводом, как нитка с иголкой,
в вихре три четверти вальса и новой метлы.

Взвизги пилы в недогрызенном горле березы,
злато опилок, летящее по серебру.
Щепки до дыр вырубаемой вдрызг целлюлозы,
дабы марать белизну неповадно перу.
Стужи стаккато тупым топором поутру,
сонных полозьев глиссандо в санях по морозу.
Иней на ветках, в ресницах стеклянные слезы,
чем не алмазы и искры из глаз на ветру.

Без тормозов разогнавшаяся по пластинке
лестница клавиш, взлетевшая в горний мажор.
Звон серебра в униброме мгновенного снимка,
навзничь упавший в замедленном темпе снежок,
с неба повисший на нитке цейтнота флажок.
Мы, шесть на девять, моргая на память, в обнимку
С ангелом в шапке, известно в какой, невидимке,
дующим в медный, начищенный мелом рожок.

1995
Tags: чужие стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments