October 27th, 2011

0804

сладкий уксус (застольный цикл)

... а мог бы взять - да пренебречь,
сослаться на работу.
теперь сиди и слушай речь
над вечным натюрмортом:

бутылка, ломтик огурца
домашнего посола
и запах, будто жгут сердца
просроченным глаголом.
0804

и часовню тоже я...

Оригинал взят у sasha_bor в Разговор вчера с женою
Где ты был?

Иду я, значит, ночью домой – уже совсем почти пришел, а тут подъезжает ко мне Форд Фокус – такой огромный, с колёсами, с чёрными стёклами непрозрачными, антенн – как грязи! – бордовый такой весь. И выходит из него ко мне такая золочёная ворюга. На пальцев перстней – раза в три больше, чем самих пальцев! Вор-авторитет, получается. В законе, по всему так и выходит, да.

И тридцать витязей прекрасных /Чредой из вод выходят ясных,/ И с ними дядька их морской;/ Там королевич мимоходом.

Хватит.

Короче, вылазят следом из машинки-то той эти урфин-джусы, остальные прилежные бандиты как повылазили – тридцать душ!

Вот выходят они все ко мне из Форда Фокуса на тротуар, и тот самый черномор, ворюжина который, у меня вдруг чего-то и спрашивает:

- Ты что, православный, что ли?
- Естественно, – отвечаю, – ну а как же ещё?
- А вот мы сейчас тебя убьём и посмотрим, православный ты или так себе.
- Валяйте, – говорю, – смотрите себе на здоровье…

Ну, они похватали тотчас вилы, лопаты, ножики – жуть, что творится!

- Но вот у протопресвитера Александра Шмемана, – говорю, – в дневниках его за ноябрь, кажется, месяц 1973 года написано, что он, отец Шмеман, однажды полдничал с поэтом Иосифом Бродским за лёгким каламбуром. Между тем, среди них у стола также полдничал и один такой незадачливый ортодоксальный еврей. Да.
- И что? – приостановили они свои грабли в полёте, все тридцать грабель ежесекундно вдруг приостановились и зависли над моей башкой.
- А то, – говорю, – что этот незадачливый еврей вдруг спросил у Бродского… спросил у Бродского…. Ой, да, ну что я буду тут свистоплясками заниматься? Лучше уж я вам всё по книге прочту!

Ну, достал им книгу, встал под фонарь, который осветительное сооружение, и прочитал: «Вчера длинный вечер у Сережи с Иосифом Бродским. Сначала скучнейший прием у R.Payne. Снобизм. [Сумбурная компания]. Какие-то таинственные девицы в штанах. Для чего им Бродский? Дома – очень простой и милый. По словам Сережи, в Pen-Club, днем, после чтения им его стихов, на вопрос какого-то еврея, почему он христианин, Бродский: "Потому что я не варвар…"»

- Ну, вот, – говорю, – вот потому и я не варвар!

И что дальше?

А дальше, – говорю, – черноморский бандит упал на землю от стыда и отчаяния, стал печалиться. Печалиться стал, но неудачно: его последний взмах руки перед обмороком случайно задел бордовый Форд Фокус – а тот, будучи не на ручнике – а я это знаю, точно знаю, я сам автокурсы заканчивал! – будучи не на ручном тормозе ихний Форд Фокус покатился вниз. И все бросились. В смысле, все те тридцать. Я остался.

И что дальше?

Фокус врезался в соседний дом, от чего произошло землетрясение в Турции, ну, ты знаешь…

Оно было позавчера.

Так. И о времени. Мысли Оригена нашли, на мой взгляд, хорошее и замечательное продолжение у святителя Григория Нисского. Его учение об апокатастасисе лично мне представляется совершенно не лишенным смысла. Конечно, об эллинистической традиции возобновления времени тут речи не идёт, но Григорий Нисский всё-таки задворками дал понять, что время – возвратно, но не в своей физической (даже такая наука есть, «физика») составляющей, а в смысле искупления и уничтожения любого нашего злодеяния. Понимаешь, милая, Форд Фокус врезался сегодня, но для грехопадения нет времени. Потому что оно начально и конечно. Мы до сих пор живем в мире школьной геометрии: тут ось абсцисс, а тут – ординат… Но всё не может вот так просто закончиться! Форд врезался сегодня, а землетрясение в Турции произошло позавчера: и я не вижу тут противоречий!

И..?

Я стал подымать этого случайно упавшего ворюгу в законе с земли, чтобы он не застудил себе почки и прочие его внутренние органы, а он, протянув мне руку, сослепу да в темноте всеми своими перстнями оцарапал мне вот этот вот нос! Оттого и ссадина!

Я, конечно, хотел получить от него сатисфакцию, но он просто извинился. Я это принял. Тридцать деревянных солдатиков всё возились и возились со своей красной машинкой, а мы сидели с Гиви на поребрике и говорили о том, что оригенизм от Оригена отстоит очень далеко: как небо и земля! И что все, например, Капподокийцы потом, после осуждения, стиснув зубы, всё-таки Оригена высказывали, рассказывали и даже показывали….

Хорошо, а почему у тебя штаны порваны?

А... это...? Это от вселенской тоски они у меня порваны. Вот и порвались.

0804

бяда

внезапно осознал, что бутылка коньяка, с которой я посетил редакцию ЛГ
14 сентября, всё ещё непочатая стоит у меня в шкафчике.

Игорь, Марина, Анна - увы нам!