January 15th, 2011

0804

(no subject)

О.М.

 

В суставах  хруст аттических солей,

Век-волкодав и он же век-заноза,

Такие нас трясут метаморфозы,

Что ваш Овидий, что ваш Апулей.

 

Я – середина списка кораблей.

Египетская марка, четверть прозы,

Шум времени и Тютчева стрекозы,

Московский гной, воронежский елей.

 

Я — смешан рай, и ад, и Ленинград,

С военной астрой вышел на парад.

Я – камень, но не камень преткновенья.

И с головой, закинутой до пят,

В пустом восьмом трамвае невпопад

Читаю вам своё стихотворенье.

2002

0804

папы и дети

очень знакомо и смешно

Сам был молодой папашей. Плавали. Знаем.
Встревали.

Однажды, ещё не будучи ещё папашей был уговорен общаговскими друзями Леной и Юрой
забрать из садика трёхгодовалую дочь их Катерину, ибо они по своим учебным делам не успевали.

Ну что. Пришёл. Говорю воспитателям: дайте мне вот эту, кудрявенькую. Я сегодня у неё вместо папы и мамы.
Спрашивают Катю: ты этого дядю знаешь? - Та смеётся, качает головой - нет мол.
Я растерян... Называю пароли-явки, имена-фамилии... Короче: внушил, убедил, ребёнка мне выдали и
мы спокойно пошли до дома.
Но судентка меда Лена заполошилась и забыла о договренности.
С высунтым языком, вечером, "на флажке"влетает в садик, где моя Катя?
И побледневшая воспитательница, отдавшая ребенка убедительному, но неизвестному дяде, медленно оседает по стене...