December 16th, 2007

0804

Срам кромешный…

Как-то мы, человеки, падки на красивые формулировки.
«Некрасивый самолёт не взлетит» - говорил Туполев.
Только это не значит, что любой красивый самолёт взлетит.
Так и красивая, притягательное выражение (лозунг) – не обязательно верное.
«Не говори красиво»? - Отнюдь. Но, говоря красиво, думай что говоришь.

Александр Межиров написал:

* * *
Всё то, что Гете петь любовь заставило
На рубеже восьмидесяти лет, –
Как исключенье, подтверждает правило, –
А правила без исключенья нет.

А правило – оно бесповоротно,
Всем смертным надлежит его блюсти:
До тридцати – поэтом быть почётно,
И срам кромешный – после тридцати.

Вообще всё стихотворение похоже на бег по граблям.
Логики, если честно, никакой.
Оно, конечно, в стихах логики и не должно быть. Как правило. Но правил без исключений…
Я, например, считаю, что в этом стихотворении логика должна быть.
Произвол автора даёт право читателю на такой же произвол.
Теза такова:
Гете любовь заставила петь в 85. Это исключение.
Антитеза:
На основе исключения строим правило. До тридцати – пой пожалуйста. После – пожалуйста, заткнись. Ежели, не бессмертный, конечно.
То есть, двоим можно после 30: Гете (исключение) и Дункан МакЛауд (бессмертный).
Синтеза нет.
Если не считать синтезом дату написания стихотворения. 1974 год.
Межирову исполнилось 51. То есть – либо стыд кромешный, либо «в живых из бессмертных должен остаться только один», либо… правильно – исключение.
Кстати – «из любого правила должно быть исключение» – это тоже правило. Из которого тоже должно быть исключение. Но это так – к слову.

Покончив с логическими придирками, перейдем к сути.
По сути, стихотворение запрещает приличному человеку после 30 писать стихи. Стыдно.
Беспросветно стыдно. Запрещает навзничь. Декларативно и бездоказательно.
Не объясняя почему.

И в самом деле, почему? Пора взрослеть? Обзаводиться домом, семьёй, сажать дерево?
Но почему всё это нельзя совместить с писанием стихов, не сгорая от стыда. (Перед кем?)
«Можно быть поэтом и платить за квартиру». (Жюль Ренар).
Если что и мешает человеку после 30 заниматься поэзией (этот оборот так же пошл, как и «заниматься любовью») жить поэзией, так это жирок метафизический, лень душевная, утрата свежести ощущений, и прочие гадкие вещи, которых мы так боялись в детстве, и которые тогда назывались «быть взрослым».
Так что стыд кромешный быть поэтом до 30 лет, и перестать быть им после.

И ещё раз о правилах: для поэта правил не существует. Поэт всегда – исключение. Хотя это уже снова правило. И из него снова есть исключение – поэт Межиров (в тот момент, когда вывел на листе «и срам кромешный…»).

ещё немного о Межирове