Дмитрий Мурзин (murzind) wrote,
Дмитрий Мурзин
murzind

Записки курицы

Оригинал взят у zauska в Записки курицы
- Твоя жена – умничка!
- А ну, повтори!?
- Старик, ты – гений!
- Повтори, кто моя жена!?
- Жена гения.


ОН НАЗЫВАЕТ МЕНЯ КУРИЦЕЙ...

"Летает курица по небу,
И небо будто расцветает,
Когда по облачному снегу
Божественно она летает.
Летает с ангелами рядом,
Противореча быту бунтом,
Мадонна, девочка, наяда,
Хотя и курица как будто..."
Это он обо мне.



НАБЛЮДЕНИЕ

Если три поэта собрались в подворотне и пьют,
то это уже не подворотня, а ЦДЛ.

РАЗДРАЖЕНИЕ

Стихи текут легко, как слюни…

ФАМИЛИИ

- Мам, меня в школе «бельмом» дразнят!
- Возьми телефонный справочник, глянь!

- Мам, здесь даже «Лохов» есть, а вот «Убей-конь»!
- Между прочим, Пушкина тоже дразнили Чушкиным, а Льва Толстого в офицерском корпусе называли Тощим Тигром…

ДЕТИ ПОЭТОВ

Уходят мамы в поэзию,
в любовницы, в монастырь.
Залечивают им порезы
Объятия да посты.
А папы, они как водится,
Издаются и переводятся,
Перевелись совсем!
Остались только фамилии,
Как французские лилии
У чад, обделенных всем.


ЗИМА В ПРИТОМЬЕ

Сидим с Тамарой на областном поэтическом семинаре.
За окнами – зима. Стихи, что обсуждаются, нам давно знакомы.
Мы глазеем на присутствующих, замечаем трёх солидных людей в добротных сибирских пимах.
- Слушай, ты знаешь этих трёх мужиков?
- Один, вроде, поэт из Новокузнецка по фамилии Ренье…
- Ни фига себе! А те?
- Хм! Ну, наверное, Дюма и Гюго.

ПРОСТО ЗИМА

Страшные морозы. Мы закутаны неимоверно. Звонит Тамара:
- Галя, ты в «трике»?
Это у её матери пятилетний крестник был и ему купили новую трикушку, звонит он и гордо говорит:
-Лёля, я в трике!
Теперь это наш пароль.
- Тома, я в «трике»!
И только после этого начинаем разговаривать.


ТАМАРА
«… И опять чего-то ждём
После ночи длинной:
Я – всё рыцаря с ружьём,
А ты чего, Галина?


*
Тамары не стало в июле 2008 года.

МИЛАЯ СТАРУШКА-РЕБЁНОК НОВЕЛЛА МАТВЕЕВА

Когда потеряют значенье
Слова и предметы,
На землю для их обновленья
Приходят поэты».

СЧИТАЮЩИЙ СЕБЯ ПОЭТОМ ВЛАДИМИР ШУМИЛОВ

«Четыре ножки у стола,
Четыре ножки у стула,
Ноги четыре у собаки.
А жизнь одна.
И то не враки!»



КОМЕНАКУ

КОторый МЕня НАзывает КУрицей


КОСМОС

Коменаку кричит,что он пишет исключительно о космосе,
остальное ему не интересно.

А я ему говорю:
- О космосе есть одно стихотворение,
зачем ещё, всё равно получится хуже.
Он, с издёвкой:- Ты имеешь ввиду «И на Марсе будут яблони цвести»?!
- Нет, «Среди миров» Иннокентия Анненского...


НАБЛЮДЕНИЯ ВО ВРЕМЯ ФЕСТИВАЛЯ ПОЭЗИИ

В гостинице:
Утративший невинность гость из Харькова посапывает на груди гостьи из Саратова…

В кулуарах:
- На меня надвигается яркая личность!

-Мы посвятили торжество тому, как можем мы другим уподобляться!

- Вся я напрочь вышла вон, как сдобный дух через оконце!

- Видела сон: еду в поезде, напротив сидят две дамы из литературных кругов.
- Ты слышала про поэтессу (называет своё имя)?
- Нет.
-Дура-дурой!


- Бананьев у них нэма!( о гонорарах )

-Плагиат люблю, но в подлиннике!

-«Плохопись». «Графоманистый виршеплёт».

- Ну, старуха, ты не поэтесса, ты – поэт!

-Старик, старик, осторожно – стул без спинки! Сонный голос: «А спинка без минтая!»

-Талант, он и в Африке талант!

- Ребята, как здорово сидим, родные все, ни одной паршивой овцы!..

- Братцы, хорошо поёте, я даже со стула встать не могу!

- Хорошо, что у нас дети есть. Жили не зря.

- В издательстве говорят: «Достань бумагу – издадим.» Достал. А они: «Вот за свой счёт – пожалуйста, мы бы мигом!» Мужики, - говорю, - я сам хотел маленько на книжке заработать» «Тогда иди».

- Не могу терпеть, не говорите «Коля Рубцов», «Серёга Есенин», паниблядство какое-то!

- Прекрати портить девочек …своими рецензиями!

- Как думаешь, с точки зрения женщины, меня можно полюбить? – Не знаю, для меня ты бесполый, ты - поэт!

РАЗОЗЛИЛАСЬ

Сидишь среди поэтов, слушаешь и диву даешься:

Этот шпарит из Ницше, тот глотку рвёт, цитирует Библию, третий рассказывает, как Сальвадор Дали свои какашки рассматривал, четвёртый заядлый тантрист, пятый Басё знает. А на самом деле кажый второй полубомж, полупобирушка. Это у их брата называется « я на вольных хлебах».
Ни одного озаренного чистого лица. Все чьи-то адепты. Стесняются, что ли, быть самими собой? Или у самих внутри труха? Написали по десятку стихотворений хороших, а норовят встать рядом с Пушкиным.
Пьют, бравируют этим, дескать, Есенин, Рубцов, Высоцкий были пьяницами…
Ненавидят друг друга, завидуют, льстят, вместо того, чтобы поддерживать, говорить правду, обожать. Вечное соперничество.
А внешний вид!.. мешки с г…, вечно помятые. Одежда в пятнах, физиономии красные, зубы нечищенные, волосы сплошь в «вороньих гнездах» и – перегар!
А уж трепачи, вруны!..


НАЧАЛО МОЕГО ПАДЕНИЯ (В ПОЭЗИЮ)

В шестнадцать лет я пришла в городскую газету на занятие литературной группы, объявление-приглашение прочитала в той же газете. Мне представлялся большой стол с зелёной скатертью, за этим столом сидят чинные поэты и писатели, каждое их слово - это уже классика. Оказалось всё не так.
Обычная редакционная комната, тесная, загромождённая. На стульях в разных углах сидят в верхней одежде две бабульки, дед, похожий на Кису из гайдаевских «Двенадцати стульев», проще говоря, на актёра Сергея Филиппова, сотрудница редакции, странный человек лет тридцати в тельняшке, мелко стучащий ребром ладони по столу и я.
- А где опять Петя? – спрашивает работница редакции у кого-то по телефону. Потом обращаясь к нам: -Уже идёт по коридору.
Распахивается дверь, в комнату вваливается личность лет сорока, светловолосая, опухшая от чрезмерных возлияний, в распахнутом пальто, с портфелем. Это руководитель лигруппы, выпускник заочного отделения Литературного института им. Горького. Впоследствии не было ни одного занятия, где не повторялось бы одно и то же. Сначала - работа. Обсуждали рукописи, по одному стихотворению даже не рассматривалось, разве что в перерыве, в частном порядке. После руководитель вспоминал свою учёбу в институте вместе с «Колей». Эпизоды были разные, но все про пьянку и обязательно цитировалось четверостишие:
Стукнул по карману – не звенит,
Стукнул по другому – не слыхать,
Если только буду знаменит,
То поеду в Ялту отдыхать!
В заключение занятия он говорил, « а теперь - по рублю!» и вынимал из кармана рубль. К этому рублю выбрасывались ещё рубли, трёшки и даже пятерки. Петя сам отправлялся в магазин и приносил всё, что надо. Ходили слухи, что редакционные ребята, как-то схохмили и пометили Петин рубль, когда он выбросил его на затравку. В следующий раз он выбросил этот же рубль. Такая хитроумная система позволяла Пете всегда быть сытым и пьяным.

Так я проходила в группу года полтора. Однажды Петя отозвал меня в сторонку и сказал: «Значит так, пора вывозить тебя в свет. Поедем на областной поэтический семинар. Ничего не бойся. Вечером одна по гостинице не шляйся. И не пей… без меня». Правду сказать, я и с ним-то не пила.

Меня приняли хорошо, покритиковали немного, надавали всяческих советов, лишь один, Александр Ибрагимов, произнёс: «Посмотрите на её лицо, ей не в поэзии место, а в гареме». Я это ему потом припомнила, он смеялся, говорил, что это была провокация. На этом же семинаре поэт Валерий Зубарев написал экспромт на тему «Поэтическая весна»:

Воробьиные штрихи
На снегах подтаянных,
И капели, как стихи
Гали Золотаиной.


АЖ, ОТОРОПЬ БЕРЁТ!

- Ахматова, это та, которая плохо разговаривает?
- Да она уже лет пятьдесят вообще не разговаривает – померла, - отвечаю я.
- Галина Михайловна, это она Ахматову с Ахмадулиной спутала!
- А, вспомнила, у неё ещё сын повесился!
- Да нет, у неё сын шестнадцать лет в общей сложности отсидел по политическим статьям, - отвечаю я.
- Ты что, это же у Цветаевой сын повесился!
- Да нет, он на фронте погиб, а повесилась сама Цветаева.
-А кто из поэтесс под поезд бросился?
- Анна Каренина!
- А чё она тоже была поэтесса?
Разговор в кругу самодеятельных поэтов.


КУРИЦА - ПОЭТУ

Ты не мальчик, право слово,
Знаешь правда где и ложь,
Но яичка золотого,
Хоть убейся, не снесёшь!

-261

 p.s.  Лёшка (Коменаку мой!) ушел 1 февраля 2013 года навсегда.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments